Кстати

ReligioPolis. Информационный ресурс
Портал Credo. Непредвзято о религии
РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

Уважаемые коллеги

и друзья «TR»!

Ко всем ВАМ

большая просьба –

пожалуйста,

оставляйте свои

комментарии в

рубрике

«Интерколумний».

Ваши рекомендации

и дружеское участие

будут способствовать

переводу сайта на

профессиональную

платформу!

Удобство Jimdo-Profi

Вы сразу же оцените:

появятся активные

гипер-ссылки,

внутренний поисковик,

дифференцированное

меню и прочие

полезности. В 10 раз

вырастет отведенное

нам дисковое

пространство,

что позволит

загружать видео.

С благодарностью

за понимание,

модератор «TR».

APPROBATIO

ПРОБА ПЕРА (студенческие публикации)

Иван А. Фадеев

 

РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ХРОНОГРАФИЯ В СВЕТЕ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (НА МАТЕРИАЛЕ «ПОСЛАНИЯ ШРИРЫ ГАОНА» И «КНИГИ ТРАДИЦИИ» АВРААМА ИБН ДАУДА)

 

         Раввинистическая традиция является стержнем еврейской культурной истории. Вследствие этого, она подвергалась тщательному изучению и хронометрированию, в частности в Средние века. Наиболее ярко это отразилось в таком жанре еврейской литературы, как “цепь традиции” (шалшелет hа-каббала). Произведения этого типа обозревают хронологические этапы передачи раввинистической традиции, фиксируя последовательность знаменитых мудрецов и законоучителей. Цель этих произведений – утвердить и продемонстрировать непрерывную преемственность Учения и авторитета – от ТаНаХа, через Мишну и Талмуд, до эпохи автора. Совершенно очевидно, что главным импульсом к их составлению стало не столько желание отобразить и истолковать историю еврейского народа (что, конечно, немаловажно), сколько потребность опровергнуть «лжеучение» еретиков, а также идеологических противников извне.

         Два средневековых списка хронологии передачи раввинистической традиции от эпохи танаев до конца периода гаонов сохранились до наших дней. Первый содержится в “Послании” рава Шриры Гаона (кон. Х века); он начинается с Гилеля и завершается самим Шрирой и его сыном Гайей Гаоном. Второй – это “Сефер hа-Каббала” Авраама Ибн Дауда (кон. XII века). Исходя из того, что это произведения одного жанра, описывающие один и тот же период, вполне логично предположить, что Ибн Дауд широко использовал труд Шриры Гаона. Однако, ученые заметили, что между двумя хронографиями обнаруживается множество расхождений. Сравнивая эти два источника, мы постараемся показать, чем эти расхождения обусловлены, как за два века изменились задачи авторов раввинистических хронографий и механизмы их достижения.

         Исторический фон. В конце X–XI вв. происходит резкое перемещение центра еврейской культуры и интеллектуальной жизни из Вавилонии в Северную Африку и Европу. Это перемещение сопровождалось децентрализацией с далеко идущими последствиями: ни один законоучитель, ни один институт в ту эпоху не могли претендовать на обладание религиозным авторитетом, которым пользовались гаоны Вавилонии. Перемещение центра было, с одной стороны, причиной, а с другой – следствием упадка раввинистических академий, параллельно с которым происходил рост центров в диаспоре. Рав Шрира Гаон творил в то время, когда большая часть еврейского населения проживала в исламском мире - в Арабском халифате в 750 г. к власти пришли Аббасиды  (до 1258 г.) и перенесли столицу в Багдад. Уже при Аббасидах Багдадский халифат начал распадаться на эмираты. Ставшая Кордовским эмиратом, от него отделились Испания. Образовались эмираты Марокко и Восточный Магриб. В Средней Азии в 819 году образовывается государство эмиров из династии Саманидов со столицей в Бухаре. Независимым также стал и Египет, где в 909-1171 гг. правила династия Фатимидов. В 945 году Багдад был взят иранским правителем, после чего за халифами сохранилась только духовная власть над мусульманским миром. Везде на этой обширной территории в эпоху средневековья селились евреи рассеяния.

         Приблизительно в то же самое время происходят изменения и в еврейском мире. Земля Израиля и Вавилон – центры раввинистической мудрости – постепенно приходят в упадок. Сама эпоха гаонов, начинается с VI века и завершается со смертью Гая Гаона в 1038 году. Связи между вавилонскими академиями и общинами Испании и Магриба (Северной Африки) начали ослабевать и, по всей видимости прекратились около середины X в. Выдающиеся гаоны того времени, р. Шрира Гаон и его сын, р. Гайя Гаон, продолжали привлекать учеников из разных районов еврейской диаспоры, однако, авторитет и влияние их академии снижались. Явным свидетельством тому является уменьшение размеров пожертвований, посылаемых вместе с вопросами, адресованными гаонам, – один из аспектов отношений между диаспорой и академиями. В распоряжении ученых есть ряд документов, которые отчетливо подтверждают сказанное. Так, из писем р. Шриры Гаона видны причины происходящего: в диаспоре почувствовали, что больше не нуждаются в интеллектуальном и духовном руководстве Вавилонии. По мнению ученых, занимавшихся этим вопросом, среди которых Х.Г. Бен-Сасон и Р. Броди, существует три взаимосвязанных фактора: кризис и упадок академий в Вавилонии вследствие финансовых проблем, а также прекращения активной интеллектуальной деятельности, привели к росту авторитета академий в диаспоре, что, в свою очередь, имело следствием ослабление связей между центром и периферией, которое выразилось в сокращении потока запросов, а значит и размеров пожертвований . Этот процесс продолжался подобно замкнутому кругу. Кроме того в середине X в. эта тенденция может быть соотнесена с нестабильностью в Северной Африке, где к власти пришли Фатимиды, что еще более ослабило связи этого региона с Ираком.

         В растущих центрах диаспоры также происходили важные изменения. С VIII в. на территории Пиренейского полуострова началась Реконкиста (с испанского Reconquista – “отвоевание”, “освобождение”) – процесс отвоевания полуострова христианами у мавров, а также, в широком смысле, последующие преследования и насильственное крещение мусульман и евреев, который продлился несколько веков, завершившись в XV в. В 1121 году в Северной Африке началось вторжение берберских племен под предводительством династии Альмохадов. К 1147 году они захватили практически весь Магриб и пересекли Гибралтарский пролив. Еврейские общины одна за другой бежали перед наступающими берберами. Некоторые морем перебирались в Египет, но основная масса еврейского населения бежала на север – в христианскую Испанию. Ибн Дауд был одним из тех, кто нашел убежище в Толедо - городе, с которым его будут ассоциировать последующие поколения. Находясь под властью христиан, Толедо, тем не менее, оставался городом взаимовлияния культур. В нем существовало четыре относительно автономных общины – христианская, мусульманская, еврейская и караимская. Здесь создавались переводы античных авторов с арабского на латынь. Ученые из Франции, Италии и Англии, приезжавшие сюда, занимались астрологией, физикой, философией. Находясь в таком окружении, еврейские мыслители ощущали на себе влияние как арабской, так и христианской культур. При этом им приходилось защищать иудаизм как от внешних нападок (все тех же христиан), так и от внутренних (караимов).

         Таким образом, помимо событий сугубо политических, которые оказывали огромное влияние на еврейский мир, необходимо обратить внимание взаимовлияние мусульманской и христианской культур с одной стороны и еврейской культуры с другой, которое активно происходило в эпоху гаонов. Так, наиболее ярким проявлением этого взаимообмена культур является деятельность Саадии Гаона, обогатившего еврейскую литературу разными жанрами, положившего начало еврейской философии и грамматике языка иврит.

         “Послание” Шриры Гаона.

         “Послание рава Шриры Гаона” было написано равом Шрирой бар Ханина бар Йеhуда Гаоном (906–1006 гг.) в 986–987 гг. Рав Шрира был главой месивты (академии) в Пумпедите и руководил ею в течение 39 лет, а с 89-летнего возраста “соруководителем” был его сын Гайя Гаон, ав бет дин (глава раввинского суда), который после смерти отца стал последним гаоном Пумбедиты (до 1038 года).“Послание” представляет собой респонс (hалахическое постановление или разъяснение по тому или иному hалахическому вопросу), который является наиболее типичным жанром гаонической литературы. Создание респонса являлось и является прерогативой авторитетных раввинов – лидеров поколений, которым безусловно был Шрира Гаон, или раввинских судов – раввинатов. “Послание рава Шриры Гаона” было написано в качестве респонса на ряд вопросов, адресованных ему Яаковом бен Нисимом ибн Шахином от имени еврейской общины города Кайруана в Северной Африке. Эти вопросы в основном касались развития талмудической литературы. Шрира дает очень пространный и подробный ответ на эти вопросы, освещая историю формирования еврейской Устной традиции: Мишны, Талмуда, Тосефты. В дополнение он излагает хронологическую последовательности амораев и гаонов.

         Рав Шрира Гаон жил в эту эпоху упадка раввинистических академий, который стал результатом укрепления позиций глав общин диаспоры, которые стали чувствовать более самоуверенно, о чем свидетельствует уменьшение числа вопросов, а соответственно вслед за этим и числа респонсов и, как следствие, сокращение потока пожертвований. Данный процесс вполне можно объяснить как распадом Арабского Халифата, так и естественным стремлением местных руководителей общин к самостоятельности. Поэтому можно предположить, что одной из целей Шриры Гаона было показать древность и традиционную приемственность Вавилонии, как духовного центра еврейского народа. В X-XI веках окончательно оформилось учение караимов, которое стояло в оппозиции к Устной традиции. Одной из причин запроса кайруанской общины стало стремление опровергнуть их. Для успешной полемики раввинам Кайруана требовалось подтверждение Гаоном древности традиции, идущей от “Моше с Синая” . Отметим, что полемика с караимами была не единственной причиной появления письма кайруанской общиной. Интерес к истории вообще и истории своей традиции в частности были, безусловно, важными факторами, побудившими раввинов Кайруана написать свой запрос в академию в Пумпедите.

         Сочинение Шриры базируется на многочисленных источниках, лишь некоторые из которых указы прямо. Гаон часто ссылается на талмудические источники (среди них – одна ссылка на Иерусалимский Талмуд), на академические архивы, называемые “памятными книгами”. Возможно он также опирался на более ранние источники, такие как “Седер танаим ве-амораим”, написанный за сто лет до “Послания” и описывающий часть того же периода.

         “Послание” дошло до нас в двух редакциях, каждая из которых представлена рядом списков и печатных изданий. Как пишет Роберт Броди, очевидно, что это две версии одного и того же текста. Ни одна из них не несет следов авторской правки, между ними много различий, среди которых как грамматические нюансы, различия в формулировках и стиле, так и расхождения в содержательных моментах . Вопрошающие считали само собой разумеющимся, что Мишна, Талмуд и другие произведения талмудической литературы составлялись в письменном виде и передавались из поколения в поколение, что можно увидеть уже в вопросе, который они задают:

“Как была записана Мишна?... И Тосефта, о которой мы слышали, что р. Хийя написал ее... Так же, как были записаны барайтот, и как был записан Талмуд?”

         Такое понимание мы находим только в одной версии ответа Шриры. Во второй версии постоянно говорится о “составлении” или “изложении” талмудических текстов, а не о его письменной фиксации. Исходя из это расхождения и соотнеся его с мнениями средневековых авторов, в XIX в. ученые решили, что версия, которая говорит о записи талмудических текстов, была испанской, а версия, настаивающая на их устном бытовании и передачи, - французской. Редактор единственного академического издания “Послания”, Б.М. Левин, сопоставив обе версии, настаивал на приоритетности испанской версии, говоря о том, что французская подвергалась переработке в соответствии со взглядами во франко-германском регионе. Он предполагал, что поскольку еврейские общины Испании находились в более тесном контакте с Вавилонией, они, наследуя и продолжая традицию вавилонских академий, старались сохранить оригинальное мнение гаонов по вопросу передачи традиции. Так же Левин приводит дополнительные аргументы в пользу своего мнения, которые он основывает на анализе грамматических и лингвистических особенностей обеих редакций.

         Позднейшие исследования опровергли это предположение. По мнению Р. Броди, у нас нет оснований обозначать две версии как “испанскую” и “французскую”. Допущение, сделанное Левиным, плохо согласуется с тем фактом, что все отрывки из “Послания”, найденные в Каирской генизе, пренадлежат к так называемой французской редакции. Помимо этого, отметим тот факт, что обе редакции сходятся в отношении главного отрывка, в котором Шрира старается исправить неправильное, как он считает, мнение:

“Касательно вашего вопроса: Как были написаны Мишна и Талмуд? Талмуд и Мишна не были написаны, но они были сформулированы (упорядочены), и мудрецы были очень осторожны, чтобы изучать их устно, а не по написанным текстам…”.

         “Евреи Вавилонии в Талмудическую эпоху” И. Гафни. В конце данной книги есть Приложение I “К вопросу об исследовании талмудической хронологии в “Послании Рава Шриры Гаона” , где статье предпринимается попытка проверить хронологию, данную равом Шрирой. В этом исследовании И. Гафни приходит к выводу, что “в распоряжении рава Шриры был достоверный исторический материал, который гаон передал точно” . И. Гафни считает, что “значение “Послания” для всего комплекса талмудических исследований – как исторических, так и литературных – требует приложения серьезнейших усилий для подготовки научного издания текста”.

         “Гаоны Вавилонии и формирование еврейской средневековой культуры” Р. Броди. Эта монография описывает интеллектуальную и общественную деятельность гаонов в широком историко-культурном контекстве. Особое внимание уделяется борьбе вавилонских академий с различными конкурирующими институтами власти и духовными авторитетами – от соперников в среде ортодоксального иудаизма до сектантов, отвергающих раввинистическую традицию. Автор также прослеживает влияние арабской культуры на творчество еврейской интеллектуальной элиты. Кроме того, здесь дана достаточно общая информация о том, с какой целью написано “Послание” и что оно из себя представляет . Также несколько раз упоминается Авраама Ибн Дауд, однако автор не уделяет ни ему, ни его “Книге Традиции” много внимания.

         “Сефер hа-Каббала” Авраама Ибн Дауда.

         “Сефер hа-Каббала” (Книга традиции) была написана в Толедо, в 1161 году Авраамом Ибн Даудом и является наиболее ярким произведением жанра “шальшелет hа-Каббала” (“цепь традиции”). Нам мало что известно о жизни автора. Он получил прекрасное образование под руководством своего дяди по материнской линии, р. Баруха б. Исаака ибн Альбалья – одного из ведущих ученых тех дней, проживавшего в центре иудео-арабской культуры – Андалусии . Ибн Альбалья умер в сентябре 1126 года, в Кордове, где он был раввином, главой йешивы и лидером общины . Исходя из всего этого можно предположить, что Ибн Дауд родился в одной из больших еврейских общин Андалусии (Кордовы, Люцены или Севильи) не позднее 1110. Его родным языком был арабский, поэтому, скорее всего, изначально “Сефер hа-Каббала” была написана на арабском, а позднее была переведена.

         Помимо вводного заявления и своеобразного заключения, весь труд делится на семь глав, шесть из которых были озаглавлены самим Ибн Даудом. Каждая глава соотносится с определенным периодом еврейской истории и истории еврейской традиции. Кроме этого, все периоды (за исключением первого – библейского) разделены по поколениям авторитетов. Достоверность раввинистической хронографии должна была быть продемонстрирована:

а) причиной,

б) генеалогией, демонстрирующей непрерывность передачи традиции,

в) выверенной информацией по хронологии передающих традицию и обстоятельствам, при которых они работали

г) полной и выверенной информацией о жизни передающих традицию, которая подтвердит их честность.

         “Сефер hа-Каббала” - это полемический антикараимский труд. Караимизм довольно быстро распространился из Вавилонии в Сирии и Палестине, Египте, Византии и Испании. Нам не известно как рано представители этой секты появились на испанской земле. Однако мы можем предположить, что он начал распространяться по Испании уже в середине девятого века, исходя из сообщения р. Натронная Гаона (ок. 853-856), в котором он сообщает, что узнал о книгах закона Анана от Елеазара Аллуфа из Люцены . В связи с полемикой с караимами, важно отметить, что перед Ибн Даудом стояла задача гармонизации между аутентичной исторической информацией одного класса, а именно Писания, и противоположной, но не менее аутентичной, информацией другого класса, то есть раввинистической традицией.

         Говоря об источниках, которыми пользовался Ибн Дауд, важно отметить, что он не делает на них ссылок. Гершом Коэн, исследовавший труд Ибн Дауда, утверждает, что “Сефер hа-Каббала” базируется на двух блоках источников – еврейском и нееврейском . В категорию еврейского блока можно включить не только библейские и раввинистические, но и караимские источники, на которых базируется метод и содержание атак на караимизм. Определенное влияние на Ибн Дауда оказали анти-караимская литература Саади-Гаона и его учеников, которые циркулировала в еврейских общинах как Византии, так и Арабского мира . Также Ибн Дауд активно использовал нееврейские источники. Например, из них он берет информацию о древнем Риме и Персии : ряд отрывков взят из “Город Господа” Августина Блаженного . Однако, как подчеркивает Гершом Коэн, очень сложно идентифицировать со стопроцентной уверенностью нееврейские источники, которыми пользовался Ибн Дауд. С данной проблемой до сих пор сталкиваются ученые, изучающие “Сефер hа-Каббала”.

         “Книга Традиции” Авраама Ибн Дауда дошла до нас в 13 списках. Основной вклад в изучение “Сефер hа-Каббала” внес Гершом Коэн, который является редактором академического издания этого труда, снабженного английским переводом, комментариями и анализом. В своем предисловии он дает описание всех этим списков: начиная от характеристики бумаги и формы письма, заканчивая более существенными моментами, как-то: характеристика отдельных отрывков и соотношение списков друг с другом.

         Задачами данного исследования были – сопоставить две средневековые раввинистические хронографии X и XII вв. и, ответив на ряд промежуточных вопросов, выявить их сходства и различия, причины первых и последних, а также рассмотреть вопросы об историчности обоих источников и об эволюции жанра раввинистической хронографии (шалшелет hа-каббала) от «Послания» к «Книге Традиции».

         Рассматривая жанровые сходства и различия между «Посланием» и «Сефер hа-Каббала», через сравнение описаний и рассуждений об общих периодах, стало возможным понять, в каких вопросах Ибн Дауд отступает от написанного у Шриры Гаона и почему. Сравнивая жанровые приемы, которые используют оба автора для достижения своих целей, а также рассматривая вопрос о соответствии жанра шалшелет га-каббала требованиям, предъявляемым к историографической литературе, нами были прослежены цели, которые преследовали авторы обоих источников, и то, как идеологические задачи повлияли на развитие жанра.

         Сравнительный анализ этих двух фундаментальных источников позволил сделать следующие выводы:

         Во-первых, ввиду того, что «Послание» было написано на два века раньше «Книги Традиций», те совпадения, которые мы находим при исследовании обоих текстов дают возможность предполагать, что произведение Шриры Гаона послужило основным источником при написании Ибн Даудом его «Сефер hа-Каббала». Однако, сравнивая описания раввинистической хронографии в обоих произведениях, мы обнаруживаем множество расхождений. Так, Ибн Дауд часто приводит хронографическую информацию, отсутствующую у Гаона, опускает имена мудрецов, упомянутых у последнего. Довольно много расхождений между ними касательно датировок жизни и времени руководства мудрецов.

         Во-вторых, рассматривая взаимоотношения между Вавилонией и Диаспорой, мы видим, что в своих произведениях Шрира Гаон и Авраам Ибн Дауд преследуют разные цели. Если для Шриры важно показать и доказать превосходство своей академии над диаспоральными центрами, то Ибн Дауд стремится легитимировать независимость этих центров, и в первую очередь Испании, от Вавилонского центра. В обоих трудах, авторы использую цепь передачи традиции, раввинистическую хронографию, как средство борьбы и доказательства своей правоты, средство легитимации своей позиции.

         В-третьих, и «Послание р. Шриры Гаона» и «Сефер hа- Каббала» Авраама Ибн Дауда – это два полемических антикараимских произведения. Их цель – утвердить непрерывность, древность и, следовательно, авторитетность раввинистической традиции, перед постоянными нападками караимов. В отличие от «Послания», в котором его автор не делает открытых выпадов против учения караимов, «Сефер hа-Каббала» – это открыто-полемический труд, который пытается не только защитить раввинистическую традицию, но и ведет атаку на своих противников. Ввиду того, что караимы отвергали Устный Закон, Ибн Дауд в своей полемике с ними не мог ссылаться на произведения талмудической литературы. Для Шриры же, полемика с караимами не была главной целью при создании «Послания», поэтому он активно ссылается на Мишну и Талмуд.

         В-четвертых, в основе системы истории, которую выстраивает Ибн Дауд лежит принцип симметрии. В отличие от Шриры, Ибн Дауд был носителем сильных мессианских ожиданий, в которых Испании отводилась центральная роль. По словам Й. Х. Йерушалми, Ибн Дауд был одержим идеей симметрии в истории . Эта предполагаемая симметричность прошлого помогала находить аналогии в будущем, что приводило к искажению библейских и талмудических дат. Для Ибн Дауда история не является нейтральной дисциплиной. История – это оружие религиозной полемики; она легитимизирует прошлое и настоящее. Однако, она, помимо всего этого, дает надежду на будущее. История – это свидетельство божественного благоволения к Израилю:

“Узрите как истины/надежны утешения Господа нашего, благословенно Имя Его, ибо время их изгнания равно времени их спасения”.

         Объясняя эту “одержимость” Ибн Дауда, Гершом Коэн писал о том, что схематология выдает весьма поверхностный интерес автора к самим событиям истории и куда более глубокое желание постичь их смысл и место в схеме истории как некого целого. Таким образом, расхождения между двумя произведениями лежат не только в сфере разнообразия использованных источников (или, в некоторых случаях, их недостатка), но и в сфере идеологической и различного отношения к истории, ее восприятия.

         Шрира Гаон и Ибн Дауд преследовали как одни и те же, так противоположные цели. Совершенно очевидно, что целью их работ было не простое изложение событий. Составление точной и максимально достоверной истории было необходимо для полемики с внутренними соперниками – караимами, отвергающими одну из основ раввинистической традиции – Устную Тору. Только если «Послание» служит неким руководством и помощью в полемике между общинами диаспоры и караимами, то «Книга Традиции» является идеологическим оружием в этой полемике.

 

Избранная библиография

1.       The Iggeres of Rav Sherira Gaon, Rabbi Jacob Joseph School Press – Ahavath Torah Institute, Moznaim, Jerusalem, 5749/1988.

2.         G.D. Cohen., ed., trans. A Critical Edition with a Translation and Notes of the Book of Tradition (Sefer ha-Qabbalah) by Abraham ibn Daud. Judaica Texts and Translations, ser. 1, № 3. Philadelphia, 1967

3.         Вавилонский Талмуд. Варшава, 1879.

4.         Седер р. Амрам Гаон. Т. 2. Варшава, 1865.

5.         Броди Р. Гаоны Вавилонии и формирование средневековой еврейской культуры. Иерусалим – Москва: Гешарим/Мосты культуры, 2004.

6.         Гафни И. Евреи Вавилонии в Талмудическую эпоху. Иерусалим – Москва: Гешарим/Мосты культуры, 2003.

7.         Ben-Sasson, Tsemichat ha-Qehillah ha-Yehudit be-Artsot ha-Islam: Qayrawan, 800–1057 [Развитие еврейских общин в исламских странах, 800–1057]. Jerusalem, 1996 [на языке иврит].